Повесть о рыбаке

Может ты бесноватых наследник? Когда сплю лишь, он бодро встаёт. Он, озлобясь, посредника пнул. Так при всех осмеять старшину! Он толкует ей жизни начала: Нет, посредник, помедлим, постой! Это был ещё крепкий старик. Нет, твой разум, увы! Ты подумай, посредник, постой! Моей участью пусть красит волос! Эта выходка снова должна Всю испортить торговли картину! Всех ты здесь, оскорбив, огорчила, Всех купцов против нас ополчила! Если купит меня, перстень твой! Все считают, что я чудо-диво. Ты ответил мне слишком поспешно. Благословенный Этот день для тебя. Ну не надо, Галя! Не так все плохо, ну суди сама:. Теперь такие шрамы медицина, Конечно же, умеет убирать. Ну, будет, будет… Вспомни-ка про сына, Тебе нельзя мальчишку волновать. Нельзя хандрить, Галина Николавна. Но ты не думай только, Что я с Андрюшей встретиться боюсь, Андрей мой не пустышка и не трус, И шрам его не оттолкнет нисколько. И хоть в нем много мягкого тепла, Но он, как я, от горя не заплачет. Любовь же наша сквозь войну прошла, А это тоже что-нибудь да значит! А главное, тут ждет его сюрприз, Который буйствует уже, стучится… Вот дай-ка руку… Чувствуешь? Как птица В тугом силке, он бьется вверх и вниз. Андрей однажды мне сказал: В работе нашей, в радости, в борьбе Бывают дни-враги и дни-друзья. Но день, когда затеплилась в тебе Иная жизнь, ни с чем сравнить нельзя! Сначала я о радости такой Хотела сразу рассказать Андрею. Но тотчас же решила: И Громов мой окончил институт. Пришел и крикнул весело: Вот мой диплом, а вот уж и маршрут! И, собирая мужу чемодан, Решила я: Три месяца не сделали мой стан Покуда примечательным для взгляда. Вот, Варенька, забавная задача! Ну как тут быть? Я куплю для малыша приданое И на вокзале в самый миг прощания Открою сумку, будто невзначай. Тогда исчезнет сразу грустный взгляд! Теперь нас будет трое? Он бережно возьмет меня за плечи И, наклонившись, скажет мне, любя: Да, так вот я и думала, когда В тот вечер торопилась на вокзал. И тут, как гром, нежданная беда, Глухая брань… Удар… Потом — провал…. Запомнились лишь две фигуры в кепках, Две пары крепко сжатых кулаков, Две пары глаз, холодных, наглых, цепких.

Из-под нависших низко козырьков.

  • Рыбалка в городе уральске
  • Ловля крупного окуня летом на удочку
  • Купить водометную лодку багги джет
  • Рыбак александр мнения
  • Когда большая грубая рука Схватила сумку, я вдруг моментально Не столько с целью, сколько машинально К себе рванула сумочку слегка. Ударили меня сначала в спину. Потом… А, право, хватит вспоминать! Как холодно у нас, я просто стыну! Давай чаи, Варюша, распивать! Мигнул в окошко вечер фонарем И лучик протянул к душистой булке. А прежде не встречались никогда. Хоть, может быть, и видели друг друга. Хлещет дождь по листьям и по веткам, Бьет, гудит, упругий и прямой, Дальний берег скрыт за плотной сеткой, Дымчатой, холодной, слюдяной. Пляшет дождь веселый, голоногий, Мутные взбивая пузыри. Пляшет вдоль проселочной дороги, Бьет чечетку с утренней зари. Мало стука — он ударит градом. Лес шумит от ледяной шрапнели… А они стоят недвижно рядом Под плащом высокой статной ели. Дождь застал их на глухом проселке, По дороге к лагерю. И вот Третий час колючие иголки Их в лесу спасают от невзгод. С четырех сторон — стена воды… Кажется, ни людям, ни зверям Не сыскать их даже по следам. Впрочем, в дождь какие уж следы?! В рюкзаке мешочек с образцами Да промокших спичек коробок, Маленький пакетик с сухарями, Шесть картошин, соль да котелок. Влажный ветер, рыща по округе, Холодком колючим донимает И озябших путников друг к другу Все тесней и ближе придвигает. Как странны невольные объятья. Все яснее у груди своей Грудь девичью под намокшим платьем Чувствует взволнованный Андрей. Надо б как-то сразу распрямиться. Только он, как раз наоборот, Не назад подался, а вперед. Ветра ли пьянящего глоток?

    Повесть в стихах Лукоморье.гл.5- Сказка о рыбаке без рыбки.

    Танины ли длинные ресницы? Он и сам ответить бы не мог. Что же нынче с нею? Где ледок ее спокойных глаз? Почему так ласково к Андрею Вдруг прильнула девушка сейчас? Кто сумеет разобраться в этом? Право, глупо спорить и гадать! Легче звезды в небе сосчитать, Чем сердечным овладеть секретом! Все сейчас красноречивей слов: Тихий вздох, пожатие руки… Что же это: С вышины сквозь толщу серых туч Вниз скользнул веселый теплый луч. А за ним, как будто в море хлеба, Вспыхнул васильком кусочек неба. Он был влажный, он был синий-синий, — Будто взгляд, знакомый с детских лет, И казалось, он воскликнул: Да, конечно, только показалось. Ну какой там голос в самом деле?! Только радость словно б вдруг сломалась И метнулась в гущу старых елей. Ведь из любимых глаз Хлынет столько неподдельной муки! Огонек свернулся и погас… Сжались губы, и ослабли руки…. Нет, нам не до костра. Что ж, пошли, пока видна дорога. Через час, я думаю, дойдем. И вмиг застыли двое; Лагерь словно бурею смело, А внизу чернело небольшое Вовсе не знакомое село. Так всегда бывает, как ни странно, Если карт и компаса не брать. Где же нам искать теперь ночлега? На подводе высилась старуха, В сапогах, в большом дождевике, В заячьем залатанном треухе И с кнутом в морщинистой руке. Далеко ль до Белых Кочек? И какое там внизу село? Медсестру вон отвезла в район. Вымокла и все кляла дорогу. А по мне, что взмокла, слава богу! Жить в деревне был ей весь резон. А она, прожив здесь три недели, Застонала: Вот и отвезла я стрекозу. А про вас мне баяли словечко. Вы тут камни ищете на речке. Я к себе вас отвезу. Вся семья — мой серый кот да я…. Только пусть я бабка, пусть седая, Но силенки все ж во мне крепки, Да и должность у меня мужская. Я колхозный конюх, голубки. Вечереет… Солнце кистью яркой Прикоснулось к каждому листу И в большую радужную арку Вставило всю эту красоту. В маленьком багряном озерке Алые, в густых лучах заката, Утка и пунцовые утята Медленно плывут невдалеке.

    повесть в стихах рыбаки

    Вон березка белый стан сгибает И, стыдливо прячась за кустом, Свой наряд зеленый отжимает, Ежась под холодным ветерком,. Да, в тот вечер все вокруг сверкало Тысячами радостных огней. Все небо к ночи снова занесло, По стеклам зябко покатились слезы, Но в хате бабки Аннушки тепло, Здесь пряный запах меда и березы. Бормочет, остывая, самовар, С его загаром медным, как ни странно, Отважно спорит бронзовый загар Хозяйки дома, моющей стаканы. У печки на протянутом бруске Висят костюмы мокрые гостей А их самих, одетых налегке, Усталых и прозябших до костей,. Отправила старуха на лежанку, Сказавши басом: Дорога в дождь, конечно, не сладка. Ну, ничего, зато уж спозаранку —. Куда тебе ненастье иль гроза — Погода будет ясной, как слеза. Приятно после слякотной дороги, Поужинав, улечься на печи И чувствовать, как спину, плечи, ноги Под шубой согревают кирпичи. Посуду всю убрав в пузатый шкаф, Уселась бабка важно за газету. Вдруг кто-то, в раму часто застучав, Протяжно крикнул: Хозяйка, перегнувшись через стол, Взволнованно спросила: Где ломота в коленях?! Быстро, споро Метнулась бабка, будто на пожар. Прогрохали ступени, И тишина… Они теперь вдвоем… И сразу же неловкое смущенье Их молчаливо стиснуло кольцом. Жила-была принцесса… Впрочем, хватит! Ты помнишь наш дорожный разговор О затонувшем парусном фрегате, Про институтский бал и мой позор? Верней, не про позор, а про обиду На то, что он не понял ничего, Пришел с другой… Взглянул и не увидел, А я ждала, я так ждала его! Потом я часто думала о ней. О той… Другой… Ну чем приворожила? Ведь я лицом не хуже, ей-же-ей! Но и тут я вряд ли б уступила. Таня, что с тобой?! Она и крохам рада… Ты, как всегда, не понял ничего… Нет, подожди, перебивать не надо. О ней я солгала. Не рыжая, увы, и не кривая. Ее глаза и это уж не ложь Большие, темно-синие и чистые. А волосы, как перед жатвой рожь, Такие же густые и пушистые. Он ею жил, а я — пустой мечтой. Ну вот тебе и сказочки конец! Жила-была принцесса, а герой Пошел совсем не с нею под венец…. Татьяна попыталась улыбнуться, Но к горлу снова подступил комок. Мир как-то сразу спутался, смешался… — Так, значит, Таня… Значит, ты меня?.. А ты не догадался?

    В других домах уже давно огни. Он как в чаду.

    повесть в стихах рыбаки

    Он все забыл отныне. И, как бы вечер ни синел сейчас, В душе Андрея цвет небесной синий Закрыли тучи темно-серых глаз. Татьяна Бойко, статно-горделивая, Краса и гордость институтских стен, Твоя теперь — покорная, счастливая И ничего не ждущая взамен…. Ночь сползла в овраги. Во дворах дымятся самовары. А с плетней гремят на все село Петухов победные фанфары. Щелкнул за околицей пастух, Разошлась туманная завеса, И громадный огненный петух Медленно взлетел над спящим лесом,. Все пока истомою объято… Но, уже проворны и легки, Солнечные желтые цыплята Понеслись к селу вперегонки. Через стекла яркою лавиной В дом, в уют, в жилую теплоту! Вот уж двое прыгнули на спину Серому ленивому коту,. Эти трое бродят по буфету, Те рядком уселись на окне, А вон тот забрался на газету И полез беспечно по стене…. Звезда — отличный способ отблагодарить автора и выразить уважение его таланту! Добро пожаловать на Поэмбук! Спасибо, что присоединились к Поэмбук! На вашу почту отправлено письмо с данными доступа к аккаунту! Необходимо авторизоваться в течение 24 часов. Добавить комментарий Отменить ответ Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться. Стих Поздравительная песенка Стих Первое сентября Стихотворение о любимом друге Стих Троллейбус Стих Необычный слон Стих Матрешка Стих Смешной слонёнок Стих Берегите игрушки Стих Про Бабу Ягу Стих Как мы проводили время летом Стих Рыбак Стихотворение Рыжий Стихотворение Над нашей квартирой Стих Повесть Вредные советы 3. Часть семнадцатая Стих Повесть Вредные советы 3. Часть шестнадцатая Стих Повесть Вредные советы 3. Часть пятнадцатая Стих Повесть Вредные советы 3. А вереница рыболовов, С опаской, тянется по льду. Надежда, радость и тревога, Слегка, мою сжимают грудь. Пешнёй калёной понемногу Себе простукиваю путь. Рассвет отвоевал пол неба, И стал увереннее шаг. Дойти до первой гривы мне бы. Стучит по термосу черпак. Его рукой я поправляю Шаги мои ещё смелей. На берегу воронья стая Смахнула иней с тополей. Вдруг счастья луч, а может солнца, Сверкнул и заискрился лёд! Блесна в шуге нашла оконце. Ель серебряным машет крылом Ель серебряным машет крылом, Отгоняя ворчливого ворона. Перед ней мы с тропы свернём, Нам ещё метров двести в сторону. Сквозь подлесок под сучьев хруст Продерёмся, сбивая иней, И морозцем наполнив грудь, У карьера с плеч ящики скинем. Чёрной бездной пугает тёк, Но так тянет к нему поближе. Душу с треском порвав, ледок, Скажет - Нет, поворачивай лыжи!

    повесть в стихах рыбаки

    Отступлю-ка, на шаг назад, Лёд пробью с одного удара. И тревогу сменив на азарт, Выну окуня-кочегара… После баньки чайку хлебну, И расслабившись в тёплой постели, Вспомню ворона, тёк, тишину, И седые, крылатые ели… Автор: Холод тихой утренней реки… Грею, растирая, кулаки.

    Отрок ("Невод рыбак расстилал по брегу студеного моря...")

    Рыбка, просыпайся и ловись!.. Я, в общем-то, и сам не рвался В очередной поход с отцом, А вот помочь ему старался В подробном сборе часовом. В тележку складывая снасти, И сам уж рыбаком я был, Поскольку по рыбацкой части Вполне резонно говорил. В сетях — одни сплошные палки, Мол, обезрыбили Муньки. Его бы враки кто измерил, Длиной, наверно, до Луны. Вот помолчим чуток у брички, И с Богом в путь А на протоке пахло влагой, И кашка набирала цвет; И наша лодка за корягой, И лодке той без счёту лет. Сколь помнил я себя на свете, И столько же она была.

    У костра. Повесть в стихах

    Бока расширенные эти, Как два нахохленных крыла. Как часто нас они спасали, Рекой живущих пацанов!.. Лежали, дождь пережидали, А дождь прошёл — и будь здоров! Но если вдруг овладевали Мы нашим старым челноком — Весь день его не оставляли: Гребли, ныряли, загорали, Рыбачили и даже спали, Отменно, словом, жили в нем. Гребли, гребли, не чуя боли, И всё бы в радость было нам, Когда бы сбитые мозоли Нам спасть давали по ночам Отец гремел замком и цепью, И вот уж с батей налегке, За край бортов схватившись цепко, Мы лодку как в той сказке репку Рывками двигали к реке. Потом в ладью перегружали Отцовский немудрёный груз, И вновь Немкова вспоминали, Как говорят, войдя во вкус. Потом отец садился в лодку, И плыл, и мне махал рукой, И, так рыбацкую охотку Сбив без труда, — легко и ходко Тележку я катил домой. И вот уж я отвез тележку, К реке вприпрыжку прибежал И, на обрыве не помешкав, Скамью гребцовскую занял. А ныне мы с тобой, Бориска, Нацелим прямо на Муньки Вон как чихвостил их Немков! А что не ближний свет — не бойся, Грести всего-то ерунду, Пойдет Гортоп, хоть спать устройся, Там, брат, на шест я перейду Проплыть на вёслах надо было Всего кварталов, может, пять; Пока во мне играла сила, И я был рад ей подыграть. Я вёсла вверх бросал, как будто Вздымались мощных два крыла, И загонял их в воду круто, Так что она вдоль лодки вздуто Цепочками взвихрений шла. Потом гребки полегче стали, И невысок был вёсел взлет: Они с расчетом задевали, Лишь сколько надо, лоно вод. Потом уж техникой одною Я ровный бег теченья брал. А там уж телом да спиною Порывам лодки помогал Пока мы плыли до Гортопа, Отец, пригнувшись на корме, Следил за струями потока, Забыв, казалось, обо мне. И, право, кто бы догадался, О чем он думал в этот миг; Смотрел, тихонько улыбался И щурился на каждый блик. А бликов нынче было много, Река искрила там и здесь, Она тянулась, как дорога, Проложенная в нашу честь. И в нашей лодке-колеснице Должны мы Землю обогнуть, И золотые блещут спицы, И длится, длится, длится путь. И так как длится он и длится, Как непомерно длинный круг, — И пот с лица рекой строится, И вожжи падают из рук И уж какой-то отблеск грозный.

    повесть в стихах рыбаки

    Но вот, водой плеснув на лоб, Отец по-будничному просто Мне говорит: А вдруг и дна-то не достанет? Глубь так и дышит синевой!.. Однако шест благополучно Речное русло достаёт, И, разрезая воду звучно, Наш чёлн не так уже и скучно Вверх по течению идёт.

    повесть в стихах рыбаки

    И только я сведу ресницы, Как отрешенно видит взгляд, Что я лечу на колеснице И раскрутившиеся спицы Слепящим золотом блестят. На мягких сетках меж снастями Я сразу сник и задремал. Всё лезу, лезу вверх по крыше, И страшно посмотреть назад, И над собою голос слышу: Да вот куда же он забрался? Ведь небо там, над головой?.. Я прихожу в себя, сдаётся. Проплыли мы, пожалуй, с час. Отец с шестом стоит, смеется. С ним всё понятно — нет его; Он лишь в сознании убогом, А в мире нету ничего. Ведь ты же сам нас будишь ночью, Когда увидишь в высоте Мерцанье спутника воочью Летит — и никого — нигде Я встал с мешка и на скамейку, Плеснув в лицо водой, присел. Отец, гружёную ладейку Гоня шестом, вперед смотрел. Враз телом всем на шест наляжет, — И шум воды со всех сторон; Потом словцо-другое скажет — И вновь на шест наляжет он Тогда считал я веру бредом И не жалел для спора слов, И наша славная беседа Велась до самых до Муньков. Логин Пароль Забыли пароль? Меню На главную Любовь Стихи о любви Стихи Асадова Эдуарда Стихи Ахматовой Анны Стихи Блока Александра Стихи Бродского Иосифа Стихи Высоцкого Владимира Стихи Есенина Сергея Стихи Лермонтова Михаила Стихи Маяковского Владимира Стихи Некрасова Николая Стихи Пастернака Бориса Стихи Пушкина Александра Стихи Тютчева Фёдора Стихи Фета Афанасия Стихи Цветаевой Марины Сонеты Шекспира Классическая поэзия о любви Современная поэзия о любви Коллекции стихов Любовные стихи Цитаты о любви Психология отношений Картинки про любовь Рассказы о любви Истории о любви Праздники любви Статусы про любовь Комплименты Признание в любви Любовные СМС Песни о любви Как правильно целоваться Энциклопедия любви Гороскоп. Последнее о любви Где же ты нежная Они выбирают, кто влюбится в них Я хочу, чтобы мы были вместе Стихи о запятой Стихи про многоточие Стихи про вопросительный знак Стихи про восклицательный знак Стихи про синонимы Стихи про антонимы Стихи о белках, жирах и углеводах Стихи про гарпун Стихи о почтовых марки Стихи о манекенах Стихи о городе, городской жизни Сонет